ИХ НРАВЫ

Когда начальник араб в гневе

Любимая фраза арабских мужчин в гневе: «Не говори со мной».В устах моего начальника анимации Каиса я ее еще терпела, но в устах мальчишек она просто выводила из себя – эти сопляки мне еще будут указывать! Но более рассудительная Лизка считала, что это не показатель наглости, а чувство самосохранения. Мол, когда араб «закипает», то абсолютно теряет контроль над языком. И чтобы не наговорить лишнего, просит не говорить с ним.
Как арабы разговаривают на повышенных тонах, я впервые услышала на дневном собрании перед репетицией. Это страшно. Впрочем, начинается все вполне ровно. Каис рассказывает всем, что музыкант из кальянной пожаловался на Сосу, мол, тот хамит и мешает работать. Вчера перед дискотекой наш мальчик ворвался в кальянную и, не обращая внимания на музыку, походя проорал: «Гоу ту диско!» Музыкант сделал ему замечание, на что Сосу чуть ли не послал его.
– У нас у всех своя территория, нельзя мешать другим работать – отчитывал Каис Сосу. – Ты только представь себе, что посреди дискотеки врубается свет, выключается музыка, заходит пианист и говорит: «Минуточку внимания, хочу сказать, что пиано-бар уже открыт. Приходите!». Наверное, ты бы такого не потерпел?
– А чего он на меня при гостях орет? – буркнул Сосу.
Каис повысил голос и вдруг я перестала понимать его английский.
– Лизка, кажется, я перегрелась. Что он говорит? – зашептала я.
– Не дрейфь, это уже арабский, – хихикнула Лиза.
Как выяснилось, смена языка - это вторая стадия раздражения. Я не знаю арабского, но это и не обязательно. Арабы очень артистичные люди. Они не могут просто сказать фразу. Они играют ее, размахивая руками и изображая каждое слово. Получается эмоциональный сурдоперевод, все понятно даже без слов.
В этот момент надо молчать. И желательно смотреть в пол. Иначе твой прямой взгляд может быть воспринят, как попытка возразить. Но Сосу тоже был арабом и не выдержал - снова что-то буркнул. Это была роковая ошибка. Каис зарокотал. Он не говорил и даже не кричал, он гремел. Я вжалась в диван и в ужасе ждала смертоубийства. И когда шеф схватил и грохнул об пол стол (!!!), я взвизгнула.
Больше всего мне понравилась реакция Свинозы. Она подошла ко мне после совещания и сказала: «Когда Каис говорит с мальчиками, не визжи, ты сбиваешь его с темы».
А я больше и не визжала. Я привыкла. В арабской компании очень быстро привыкаешь к крику и бурным эмоциям. Очень скоро на собраниях, когда Каис «разговаривал с мальчиками» и вокруг летали табуретки, я научилась только вовремя пригибаться и продолжала сладко дремать.

Национальные особенности гостей

Мы встречаем гостей в ресторане. Заходит необъятных размеров толстуха из Марокко. Я познакомилась с ней на дискотеке. Несмотря на габариты, Мили – мисс очарование, поэтому я радостно кидаюсь к ней с рассказом про вечернее шоу. Минуты три мы веселимся над моим французским (английского она не знает), но слушать другого аниматора моя подружка не хочет. Наконец, объяснение окончено. Мили уплывает вглубь ресторана. А на меня накидывается Амин.
– Какого черта ты общаешься с арабами? Не делай этого больше!
– Но она – хороший человек!
–  Она факинг арабка! – шипит араб Амин.
В целях самосохранения абсолютно всех работников отеля учат определенным стереотипам поведения с теми или иными национальностями.
Арабских гостей Каис называл не иначе, как: «Эти факинг арабик гэстс!»
– Сегодня большой заезд из Каира – предупреждает он. – Амин, в ближайшую неделю на шоу со сцены язык не показывай – иначе опять получим кучу жалоб (по арабским понятиям это самый неприличный жест). И огромная просьба - не общайтесь с ними! Ограничивайтесь улыбкой и дежурным «Салам алейкум». В лицо они вам могут улыбаться, но вы для них – только обслуга. Вам будет казаться, что вы прекрасно поговорили, а он пойдет и напишет жалобу, что вы «навязываете ему общение». Такое было уже сто раз.
Почти такой же славой пользуются у работников отеля французы. Жесткого запрета на общение с ними не налагается, все же они менее конфликтны. Но о высокомерии этих гостей Каис часто упоминает и предупреждает, чтобы мы поменьше их трогали.
Немцы считаются безопасными, но для аниматоров мало интересными гостями, потому что они не очень подвижны. Зато в ресторане, напротив, учат обращать на них особое внимание, потому что именно немцы не жалеют денег на дорогую выпивку.
Самыми беспроблемными и веселыми гостями считаются итальянцы. «Макаронники» легки на подъем, всегда участвуют в играх и спортивных занятиях. Причем одной компании итальянцев достаточно, чтобы создать массовость, потому как компании у них большие и шумные. Но! Итальянцы не любят разбавлять свои большие компании гостями других национальностей. Так, например, бывало, что мы проводили паралельно два урока танцев на одном и том же пляже: один аниматор – с итальянцами, другой – со всеми остальными гостями.
Русских египтяне считают жмотами. В магазинах для заманивания немцев продавцы учат фразу «хорошие сувениры, подарки!», итальянцев ловят на «очень красивые вещи и украшения!», французов - «недорого, большой выбор!». А для русских наготове - «все на халяву! Только посмотреть!». И в отеле русские на позиции «невыгодных гостей», прежде всего потому, что не заказывают напитки. А, как выяснилось, даже шоу хозяева отелей покупают исключительно рассчитывая на прибыль от продажи напитков.
Кстати, национальные недопонимания есть и на самом высоком уровне. Например, мистер Телески – основной владелец отеля (он итальянец), продает свой отель. И не только он. Многие дельцы-европейцы в последнее время избавляются от бизнеса в Египте. Дело в том, что по местным законам иностранец, открывающий здесь свое дело, обязан взять в компаньоны египтянина, эдакого «зицпредседателя Фунта», единственная роль которого - быть гражданином своей страны. Но арабские мужчины не умеют молчать и просто получать зарплату. Они быстро осваиваются, начинают командовать, и на этом весь бизнес кончается.

Зачем арабам русские невесты (версия арабов)

Хозяева кальянной, где пел Иса, приняли меня радушно. И в первый же вечер усадили в своей компании развлекать беседами как раз на волновавшую меня тогда тему о египетско-русской любви.
Боссов было несколько – важных и вальяжных арабов разной степени пузатости. Кто из них настоящий хозяин, я так и не поняла. В Египте это вообще дело сложное – разобрать, кто есть кто в бизнесе. Потому что арабский бизнес, как правило, семейный. А брат брата не поставит официантом или посудомойкой. Все родственники истинного босса – тоже боссы каких-то отделений бизнеса. А так как отделений на всех не хватает, появляются поистине сказочные должности, и смешное выражение «главный по тарелочкам» в арабской стране выглядит не так уж смешно.
– Яся, найди и мне русскую жену! – наперебой твердили мне то один, то другой босс.
– Потому, что «русские женщины – самые красивые»? - со смехом повторяла я самый распространенный в мире штамп.
– Да нам даже необязательно красивых! Просто добрых и хороших женщин, чтобы мечтали о любви…
– А вы что, вообще не женаты?
– Женаты, конечно. Вон, у него две дочки, у меня два сына и дочка. Но это арабские жены, а мы хотим русских… Две жены – не грех.
– Но зачем именно русских?
И тут мужики мне наперебой излагали чуть ли не трагическую версию тяжелой судьбы мужчины, вынужденного жениться на арабской невесте.
Вкратце это выглядит так. Арабских девочек с детства воспитывают в духе того, что их самое большое дело, можно сказать даже бизнес – удачно выйти замуж. Все свадебные традиции тоже основаны на этом. Еще перед свадьбой жених должен заплатить семье невесты калым несколько тысяч долларов, потом подарить золота долларов эдак примерно тысячи на две, потом полностью оплатить наряды невесты и всю свадьбу… Это не говоря о том, что у него уже должен быть свой дом, куда он приведет молодую жену.
– Ты не представляешь, как сложно жить с женщиной, которая не умеет любить! – наперебой завывали мужики. – Ты приходишь к ней, еще юной, свататься, говоришь о том, что у тебя в сердце, а она как будто не слышит. Ей не важна любовь. Ее интересует только свадьба, как сделка: какой ты выкуп готов за нее заплатить.
– А может, она просто боится, что если ее заинтересуют чувства, то до свадьбы дело и не дойдет? – подкалываю я.
– Нет, дело не в этом! Дело в том, что ее мать с детства приучает, что мужчина – это не объект любви, а статья дохода! Она потом, даже будучи женой, в постель не ляжет, если ты ей хоть что-нибудь не принесешь в подарок…
– А может, вам просто с женами не повезло?
– Нет! Они все такие!
Несмотря на то, что говорили мужики достаточно искренне, эта история о тяжелой участи египетских мужчин казалась мне очень странной. Тем более, если учесть, что почти вся арабская культура построена именно на культе любви. Так, например, я однажды попросила Ису в течение дня, который мы коротали за нардами, перевести мне подряд смысл нескольких песен с арабского музыкального канала. И все они оказались бесконечным воспеванием любимого или любимой.
– Как же так, почему твои друзья говорят, что ваши девушки не приучены любить, если все песни только об этом? – докапывалась я до «мужа».
– Потому что эти песни сочиняют мужчины! – парировал Иса.
Впрочем, версия моих новых подруг – русских египтянок отличалась от мужской…

Зачем арабам русские невесты (Версия невест)

С Леной и Галей мы пересекались крайне редко, потому что они приходили с работы как раз через пару часов после того, как я на нее уходила. А вот у Маринки график работы в дайвинг-центре был более свободный. Тем более, что центр наполовину принадлежал ее мужу, и частенько она просто прогуливала. Мало того, мужа у нее дома тоже почти никогда не было, так что совместный кофе стал нашей общей и ежедневной традицией. Как только выдавалось свободное время, я спускалась к ней, и мы болтали.
Тогда-то я и рассказала Маринке все, как есть. И про то, что брак фиктивный, и про то, что уезжать через несколько дней собираюсь, и про то, что мой «муж» об этом не подозревает, «а он, ведь, само благородство - женился на мне, свою свободу потерял...» И про то, какой я скотиной себя чувствую в связи со всем этим, потому что «использую». И тут Маринку понесло:
– Да, никого ты не используешь! Во-первых, ты за свое пребывание здесь работой расплачиваешься. А во-вторых, это КУРОРТ, здесь совершенно другие законы, нежли в любом хоть арабском, хоть не арабском, ЖИЛОМ ГОРОДЕ. А вот мужики местные наших теток действительно используют! Они ж просто экономят, благодаря русским девчонкам! Чтобы жениться на арабке, вон сколько всего надо скопить, а русские – бесплатные. Им лапши на уши про любовь навешал, коровьим взглядом с ресницами эту лапшу утрамбовал – и готово!
Это правда, ни одна египтянка не согласится жить по одному только контракту «орфи». А на официальный брак дочери родители дают разрешение, только убедившись, что у жениха есть жилье, минимум тысяча долларов на свадьбу и стабильная работа. Естественно, что русские в Египте «ходовой товар». Пока мальчики на курорте копят состояние, и русская жена сойдет, а потом они женятся «по-человечески» - на своих.
Кстати, те кто постарше, многие уже и женаты. Но их жены, а то и дети – в другом городе, не в курортном. А отцы семейства здесь бизнес на туристах делают, деньги семье зарабатывают. Но бизнес бизнесом, а секс-то нужен, вот и заводят себе «белых наложниц». И хорошо, если хоть не врут про то, что «одинок, как пуп», и не только тянут с девчонки, но еще и дают что-то…
– Мой-то хоть мне квартиру оплачивает – продолжала Марина. - А у той же Ленки ее «хабиби» (любимый по-арабски) зарплату отбирает. Она у него даже на прокладки выпрашивает. А Галка со своим квартиру напополам оплачивает. В то же время, если арабская жена пойдет работать, попробуй у нее хоть копейку забери! По закону, вся ее зарплата идет только ей «на шпильки». Конечно, он имеет право не пустить ее работать, но заставить не может ни в коем случае. По-любому, ее и детей содержать обязан. А русские тетки привыкли пахать. Они в первую очередь просто удобны!
– Значит и ты своему мужу только удобна?
– Я не говорю, «только». Я говорю, - в первую очередь удобна. Естественно, он ко мне испытывает теплые чувства. Но чтоб на той арабке жениться, его семья с ее долго торговалась. А моя мама в Пензе, и ничего с него не требует. И мне никакого выкупа от него не надо, я же его просто люблю…
Маринка красива той северной, голубовато-бежевой красотой, которая как экзотика особенно привлекает арабов. Боевая, волосы выгоревшие непослушные в разные стороны торчат и обаятельные веснушки – крупные, мультяшные, которые Маришка ненавидит: «Никогда в жизни этой гадости не было, а тут на тебе - появились". Египте она уже три года. Из них со своим Мажди живет только год. А до этого тоже приехала к другому любимому. Работала аниматором. Любимый был тунисцем. Какие-то проблемы с паспортом случились, уехал выправлять документы. Маринка сначала ждала его возвращения, он слал эсэмэски. А потом пропал. Но возвращаться домой в Пензу Маринка так и не захотела. Потом познакомилась с Мажди...
Кстати, у него есть другая жена, арабка. И двое детей от нее. Но все они живут в Каире. Он туда мотается каждый месяц, но без особой охоты. Мало того, где-то здесь в Хургаде у него пару месяцев назад завелась еще одна русская любовница. Маринка лично ее не знает, но «добрые люди» доложили.
– А ты не ревнуешь? – спрашиваю.
– Да бесполезно – усмехается Маринка. – Это ведь мы в их стране, а не они в нашей. Так что надо принимать их законы. А будешь на своем настаивать, просто в один прекрасный день останешься одна, да еще и с подбитым глазом. У тебя-то, в отличии от настоящей жены, никаких прав по отношению к нему нет…

Тайна брака «Орфи»

И вот тут у меня с души упал камень, потому что выяснилось, что в сущности никакого брака у нас с Исой нет…
– Это же не настоящий брак, а «Орфи» - официальное, государственное разрешение на «трах». Типа, заплатил налоги и греши спокойно. Он даже по закону, как минимум четыре раза имеет право такой контракт заключать. А уж если учесть, что закон за этим не следит…
– То есть как не настоящий? А адвокат?
– Адвокат настоящий, но «Орфи-контракт» по египетским законам – это что-то вроде помолвки. Грубо говоря, если вы так «помолвлены», то подразумевается, что в скором времени вы собираетесь официально пожениться, поэтому вам разрешают жить и спать вместе. Если же свадьба так и не состоится, через четыре года этот контракт теряет силу. Поэтому и пункт о детях, которые будут принадлежать ему, распространяется только на ближайшие четыре года. Короче, заключая такой контракт, мужчина не теряет даже сотой доли своей свободы, поэтому местным мальчикам это просто ничего не стоит.
Вот это я понимаю! Вот это ловушка! Я мигом вспомнила клятву - глаза в глаза, арабский месяц и восточный мотив, доносящийся как будто с неба… Все это вместе приобретало силу такого изящного «хука с правой», который любую женщину, а тем более, если она хоть сколько-то влюблена, повергнуть в долгий и глубокий нокаут «самоотречения во имя любви». Ничего не попишешь, арабские мужики по праву считаются одними из самых искусных обольстителей в мире, еще со времен написания «Ожерелья голубки» (стихотворный эротический бестселлер, написанный еще в 11-м веке арабским поэтом Ибн-Хаазмом). Ведь каков расчет, - зная трепетность русских барышень в вопросах брака, выдать помолвку за «свадьбу» и пожинать урожай.
Оказывается, чтобы пожениться по-настоящему (то есть со всеми вытекающими правами, которые женщина при случае сможет отстаивать) этот «меридж-контракт» надо подтвердить в суде. Потом документы из России получить, подтверждение, что ты не замужем там, что твои родители не против, справку о вероисповедании (например, свидетельство о крещении)... Потом все это в Египте надо заверить и только после этого подать все документы в Каир, в офис регистрации браков, чтобы там сделали настоящее свидетельство. Мало того, потом выданное свидетельство надо еще раз переводить и заверять в российском посольстве, потому что брак зарегистрированный на территории Египта не действителен в России, и наоборот.
– Настоящая свадьба – дело безумно долгое – вздыхает Маринка. - Придется сто раз в очередях посидеть, по кабинетам побегать... Лично я документ о настоящем браке видела только у одной из местных русских, - выглядит серьезно, с фотками и отпечатками пальцев. Но она говорила, что их с мужем «свадьба», со всей этой волокитой, растянулась на два года! И то, завершилась только благодаря тому, что ее муж-араб не выдержал и так разорался на чиновников, что они поспешили отделаться от него навсегда. Кстати, она говорила, что таких свидетельств при них несколько штук сделали, а им только одно отдали. Остальное – в архивы. Здесь с вопросами семьи такие строгости! А курорт – это, считай, территория «Орфи». Его постоянно оформляют большинство местных, просто чтобы в течение пары недель беспрепятственно спать с туристкой. Без этой бумажки парочку только в подпольной гостинице поселят, а там в любой может полиция сцапать. Этот документ еще называют «брак на одну ночь». Я на ресепшне работаю, - этих мальчиков, как облупленных. знаю. У них годам к 25 таких «браков» штук по десять скапливается, хотя по закону можно только четыре.
– А вы с Мажди тоже по «Орфи» живете?
– Ну, да! И Галка с Ленкой. Во-первых, времени на всю эту канитель с оформлением реального брака нет. Да и мужики не хотят особо. Зачем им лишние проблемы? Им гораздо проще по старинке, чтобы сказал «уходи, уходи, уходи…», и никаких тебе судов с разделом имущества. Вот для этого, как раз «Орфи» – самый подходящий вариант. А с реальной женитьбой все уже гораздо сложнее.
– А зачем же девчонкам тогда вообще этот «Орфи»?
– Ну… Кто-то любит, хочет быть рядом с «хабибом». А кому-то просто так проще. Русской девчонке, которая хочет работать в Египте, «Орфи» выгоднее, чем рабочая виза. Визу надо каждые три месяца продлевать, а оформив меридж-контракт, можно получить сразу годовую, якобы под заключение реального брака. Прикол только в том, что девочки-то наши и правда, как правило, влюбляются насмерть и собираются «жить вместе и умереть в один день». Но только редко кто из «женихов» на это всерьез настроен. Они ж даже оригиналы этих «Орфи» на руки девчонкам почти никогда не дают, - только копии, которые вообще документального веса не имеют. То есть даже если ты захочешь судиться с ним за то, что он «обещал жениться» – ничего не докажешь.
Слушала я Маринку и наконец-то понимала откуда берутся постоянные предложения выйти замуж, которыми так раскидываются египетские мужчины. И грустнее всего было вспоминать то, как восхищаются этим «проявлением благородства» неизбалованные предложениями «руки и сердца» русские женщины. Вспомнила одну из юных туристок, которая, рассуждала: «Египтяне наших женщин не уважают за распущенность. Но если видят чистый и неиспорченный «бриллиантик», то сразу готовы жениться. Надо же, какие порядочные здесь мужчины!» А еще вспомнила Катьку – мою соседку по комнате, которая мучилась из-за того, что ее любимый, Соник пошел на такой серьезный шаг – женился на ней, а она, неблагодарная, уезжает домой.
Господи, девчонки, как же легко нам навешать лапши на уши!

Про «словари донжуанов»

Еще когда я работала аниматором, ко мне раз двести подходили официанты и просили английскими буквами, но русскими словами, написать смс-ку самого нежного содержания. Я старалась отбрыкиваться от таких просьб, потому что видела, как, заархивировав эту писанину в памяти телефона, они отсылали ее поочередно всем девушкам по списку, меняя только имена. И мне было обидно за девчонок.
– Почему ваши русские женщины такие шармуты? (шлюхи на арабском) – спрашивает меня один из наших пляжных официантов. – Ну, ты только представь, познакомился позавчера с туристкой (показывает фотографию) – она у дальнего бассейна загорает. Муж у нее дома, дети - здесь, а она со мной в гостиницу по ночам бегает…
И после этого просит: «Слушай, напиши мне смс, с нежными словами на русском. Ну, там, «ты – мое сердце, моя жизнь, я так скучаю по тебе…» И ежу понятно, что эти, подсказанные тобой, ласковые слова он отправит той самой, которую называл «шармутой», и наверняка не только ей… И рука тянется написать этой даме, как он ее называет, что б она отняла у него свою фотографию и пинка ему дала. С другой стороны, не хочется портить ей отдых. Не хочется, чтобы ей обидно было. И решаешь не вмешиваться. А она дарит ему сотовый телефон и помогает деньгами, и всерьез подумывает переехать к нему с детьми, бросив мужа.
А после ее отъезда он всем парням на пляже демонстрирует ее фото в голом виде и короткие «секс-видюшки» на том самом телефоне. Которые он снимал, объясняя ей, что так ему будет легче пережить долгую разлуку, не зарясь на других женщин и утешаясь самоудовлетворением… Я сама наблюдала эти гнусные сеансы кинопросмотров. Возбужденно ржущих над экранчиком телефона мужиков и самого «именинника», раскрасневшегося от удовольствия быть обладателем «крутой порнухи».
Короче, вот эту главу я пишу, вместо тех смс обманутым женщинам, которые я так и не написала, будучи аниматором. Девчонки, я не призываю вас: «ни в коем случае не крутить курортных романов с арабскими красавцами»! Я только прошу вас быть осторожными. Понимать, что в силу менталитета, даже самый искренне-влюбленный в вас араб 20-35 лет в сексуальном развитии ничем не отличается от европейского 13-летнего подростка. И доверять ему нужно соответственно. Вспомните фильм про подростков «американский пирог» и поймите, это не потому, что они сволочи, а потому что они в этом смысле еще маленькие, как не странно это звучит… Другой вид мужчин.
И еще очень важно помнить, что влюбленности вобще у местных ребят случаются гораздо реже, чем они это декларируют. Для большинства этих мальчишек роман с европейской женщиной – всего лишь бизнес. И опять же, не потому, что он – скотина бесчувственная, а потому что опыт учит его, что более простого пути для того, чтобы выбраться из нищеты, у него просто нет. Почти у каждого грамотного египтянина, работающего в гостиничном бизнесе, есть тетрадь, куда он заносит английские и русские фразы типа: «Бэйби, ай лав ю! ай мисс ю соу мач!». Я эти «словари Казановы» лично видела. На русском языке (пишутся они, как правило английской транскрипцией, чтоб можно было повторить и в смс) наиболее популярны фразы: «Я встретил тебя и понял, что ты – моя судьба». «Здесь у всех на уме только секс, а я хочу любви». Высший пилотаж – фразы: «мои родители молятся за нас» и «я так хочу, чтобы ты родила мне сына», потому что по закону грубой психологии, именно эти фразы сражают наповал русских женщин.
Шаблоны смс с нежными словами тоже есть в памяти каждого телефона, который у них, обычно, один на десятерых. И все это - начальная ступень громадной бизнес-лестницы зарабатывания на любви. Профессия жигало - одна из самых прибыльных в Хургаде. И если наши мальчики-аниматоры клянчили у флиртующих с ними туристок поддельную «Дольче Габану», то акулы этого бизнеса делают на влюбленных женщинах целое состояние. Причем на всем, даже на подарках. Совладельц одной из Хургадинских дискотек любит произносить красивую фразу: «Я выменял пластмассовое сердечко на дом с бассейном и эту дискотеку». И это правда. Дело в том, что еще несколько лет назад он приехал в Хургаду работать в пляжном баре официантом. Закадрил какую-то девчушку из России, она ему пластиковое сердечко подарила на память о «неземной любви». Потом приехала другая девчушка. Он ей пластиковое сердечко, как символ «верности на всю жизнь» вручил, а она ему тоненькую золотую цепочку со своей шеи взамен оставила.
Потом он эту золотую ниточку на кольцо из белого золота с брюликом сменял у какой-то не очень трезвой и не очень счастливой в семейной жизни, но достаточно состоятельной туристки.
И тут настоящая «дичь» подвалила. Как-то подфартило ему налить виски с кока-колой очень состоятельной барышне из Литвы. Сама-то тетя ничего из себя не представляла, но муж ее до сих пор занимает высокий пост. В тот знаменательный момент государственного мужа естественно рядом не оказалось и наш мальчик подсуетился. Сначала с комплиментами, потом с лаской, потом с колечком из белого золота. Представляете, как умиленно рыдала романтичная, как все женщины, тетя, понимая что «бедный мальчик, получающий копейки, отдал свое единственное сокровище доставшееся от мамы». И понеслось… Трогательное колечко превратилась целый гарнитур из толстой цепочки и увесистой печатки. Потом были дадены пять тысяч «баксов», якобы на выплату «долгов» закабалившему хозяину отеля. Потом «взяты взаймы» еще десять – на «общий бизнес». Потом литовская тетя сменилась на немецкую, еще более старую, еще более страшную и еще более богатую. А точнее, даже не сменилась, а дополнилась. И теперь они хором, но не зная друг о друге, давали деньги на больного отца, на бизнес, на выплату долгов… А потом тети уже стали не нужны и обеспеченный достаточно молодой арабский бизнесмен сам стал выбирать и покупать себе девочек. И узнала я всю эту историю от с горя напившейся на дискотеке «Blak Hous» его очередной русской жены – симпатичной девчонки, которой он снял квартиру, а через три месяца «бурной любви» поостыл, нашел новенькую, а «устаревшую модель» попросил сгинуть с глаз под предлогом, что она не беременеет...
Хургада – это такая «арабская Аляска» XXI-го века. Только залежи золота не в песке, а в кошельках приезжих дам. И наиболее прыткие мальчики из забытых всеми египетскими богами деревень съезжаются на работу в отели именно в надежде однажды ухватить удачу за хвост, задницу и все остальные места. А потом на деньги этой «удачи» можно стать совладельцем какого-нибудь дайвинг-центра.
Впрочем, в последнее врмя наши девочки, тоже, скажем так, не всегда лыком шиты… Пару лет назад на одном из сайтов в интернете, где общаются большие поклонницы Египта, обладательницы разбитых арабами сердец завели раздел «черный список». В этом разделе каждая обиженная кем-то из жигало девушка может разместить его фото и описание «подвигов». А остальные могут поддержать ее, что-то добавить и выразить всеобщее презрение данному паразиту. Кроме того, там можно задать вопрос, а не знает ли кто подвигов вашего пляжного возлюбленного? И просто посоветоваться с опытными женщинами, многие из которых, кстати, сами уже подолгу живут в Египте и либо были, либо состоят в браке с местными мужчинами.
(Кстати, именно заглянув как-то на этот сайт, я узнала, что есть все же и счастливые арабо-русски браки. Правда, как правило, они либо не имеют отношения к курортной зоне, либо были заключены уже десятилетия назад, когда мода на египетские романы не была еще такой повальной).
Я доподлинно знаю, что уже далеко не единственный пляжный «сердцеед», разоблаченный дамами на этом сайте, получал по физиономии от намеченной, и казалось бы, уже сдавшей позиции «жертвы». И считаю это начинание прекрасным, - наш «ответ Чемберлену»!

Из книги Ярославы Таньковой 
«Замуж за араба и другие восточные сказки»